360+ материалов в библиотеке. 160+ аудио-версий. Идеи книг впервые на русском. Присоединяйтесь к подписчикам!Оформить подписку

Наверх

«Внутри серой зоны» — обзор книги доктора Эдриана Оуэна

Что есть сознание? Как мы можем определить, что то или иное существо в сознании — способно чувствовать, испытывать эмоции, возможно даже разумно мыслить? Для нас, людей, стандарт определения сознания очень простой — если мы видим, что другой человек или существо двигается, способно говорить или произносить звуки, проявляет эмоции, значит у него есть какое-то сознание. Но тут есть дилемма. Представьте себе мидий. Да-да, обычных мидий, которых очень много на пляжах и в магазинах. Мидии обладают сознанием? Способны ли мидии чувствовать? Исходя из нашего определения сознания — нет. Мидии — это что-то непонятное, неподвижное существо, природу которого мы очень слабо себе представляем. Мидия не может говорить, она не двигается, мы даже не можем понять, чувствует ли она что-либо или нет. Поэтому многим из нас очень легко употреблять мидии в пищу. Мы смело кидаем их в кипяток, варим, а потом едим на ужин. Никто не задумывается, испытывает мидия боль или нет. Идем дальше. Представьте лобстера. Такого большого упитанного лобстера, которого можно взять живым прямо в магазине и потом, тоже живым, кинуть в кипяток и сварить. Лобстер обладает сознанием? И вот тут у нас еще одна дилемма. Получается, что вроде как — да, у лобстера присутствуют зачатки сознания: он двигается, проявляет какие-то примитивные эмоции. Правда лобстеры не говорят, или мы просто пока не научились понимать их речь. Хорошо, лобстеры слишком далеки от нас, некоторые люди легко могут сварить лобстера и не испытывать никаких угрызений совести. Но давайте тогда представим мартышку, ближайшего родственника человека. Мартышку можно живьем кинуть в кипяток? Нет-нет!, — скажете вы, это очень жестоко, как можно думать о таком? Это верно, потому что в случае с мартышками мы видим, что они обладают практически таким же сознанием, что и мы. Да, более примитивным, но мы уже видим явное сходство, чего не было видно в случае с лобстерами и мидиями. 

Эти рассуждения плавно подводят нас к понятию «серых зон» — места на границе жизни и смерти. Впервые понятие «серые зоны» ввел в употребление британский невролог и автор Эдриан Оуэн. Исследуя на специальном МРТ-сканере пациента в вегетативном состоянии (вспомните мидию: не двигается, не говорит, не подает никаких признаков разума), Эдриан заметил, что мозг исследуемого проявляет активность, практически такую, какая наблюдается у вполне здорового человека. Это заставило Эдриана и его команду задуматься над тем, а что, если этот пациент находится на самом деле в сознании, но из-за серьезных повреждений, не имеет возможности сказать об этом? Этот исследуемый находился в полностью обездвиженном состоянии уже очень долгое время. Он не мог ухаживать за собой, за поддержанием жизни следили врачи и медсестры с помощью медицинского оборудования. Кроме того, зрачки пациента всегда были закрыты, и поэтому невозможно было понять, спит он в данный момент или нет. Эдриан все чаще и чаще стал проводить обследование пациента в МРТ-сканере. Они говорили с ним, слушали музыкальные композиции, и одновременно с этим смотрели, как мозг на это реагирует. Вскоре Эдриан понял, что пациент их совершенно точно слышит, потому что во время воспроизведения музыки на сканере было видно, что в мозге активизируются зоны, ответственные за слух. 

Прошло некоторое время и пациент неожиданно начал восстанавливаться. Через несколько лет, уже находясь на амбулаторном лечении, он смог заново говорить. Эдриан к тому моменту уже занимался другими пациентами с различными повреждениями мозга, исследовал активность различных участков и то, как мозг ведет себя после тяжелых травм, но в вопросе исследования «серых зон» практически никак не продвинулся. Узнав о том, что первый пациент восстановился и находится на домашнем лечении, Эдриан пожелал увидеться с ним. Прибыв на место, первое, что он услышал были слова благодарности за то, что они тогда проводили много времени с этим пациентом, общались с ним и слушали музыку. Вот что еще сказал этот человек. «Сканер — это все, что давало мне надежду тогда. Медицинский персонал думал, что я «овощ» и обращались со мной соответственно. Они могли засунуть зонд в мой желудок так, как никогда бы не сделали с обычным пациентом. Я чувствовал невероятную боль. Я был в депрессии. Я хотел умереть, пытаясь задержать дыхание, но тело не слушалось меня и это не позволяла сделать медицинская аппаратура.». 

После беседы, выйдя на улицу, Эдриан понял, что находится на краю какого-то фундаментального открытия. Того, что поможет пересмотреть научное определение сознания и отношение к подобным пациентам по всему миру. Для Эдриана это был знак, что нужно продолжать работать в направлении исследования «серых зон». Это был 1996 год, но исследование доктора Оуэна идет до сих пор. Многое удалось понять и многое сделать. Об этом он пишет в своей книге «Into The Grey Zone», некоторые идеи которой мы с вами сегодня рассмотрим. 

«Серые зоны». Начало

В начале 90х, еще во время учебы в медицинском колледже, автор встречался с девушкой Маурин. Они безумно любили друг друга. Спустя несколько лет после окончания колледжа, когда оба уже работали врачами — только Маурин непосредственно лечила пациентов, а Эдриан решил посвятить себя науке, в их отношениях начала появляться напряженность. Вечера проходили в бесконечных спорах о том, что первично: уход и отношения с пациентами (на этой стороне была Маурин) или научные исследования в пользу того, чтобы решить все проблемы пациентов в будущем. Маурин смеялась над Эдрианом, говорила, что его работа — это наука ради науки и ничего более, что он зря тратит свои силы, хотя мог бы, как она, помогать людям, делать их жизнь легче прямо сейчас. Отношения постепенно катились в пропасть, но не только из-за бесконечных споров. Возникли финансовые проблемы, кроме того, из-за эмоционально непростой работы портилось психологическое состояние Маурин. Через некоторое время пара отдалилась настолько, что перестали жить вместе. Прошло еще несколько лет, это было уже после того, как Эдриан начал догадываться о существовании «серых зон», и автор случайно узнал, что Маурин попала в аварию и уже долгое время находится в коме. Нет никаких признаков того, что она в сознании, врачи считают, что её восстановление вряд ли возможно. Тогда Эдриан решил исследовать Маурин на своем сканере. Но исследование ничего не показало, никакой активности. Однако это не остановило автора, он продолжал работать и время прорыва пришло — был изобретен специальный сканер, а кроме того, они с командой придумали специальный метод по выявлению пациентов, находящихся в «серых зонах», т.е. таких людей, которые находятся в сознании, но не могут никому об этом сказать. Но перед тем, как мы расскажем об этих методах подробнее, стоит остановится еще на одном. А именно на личной мотивации автора исследовать «серые зоны».  

Мотивы автора 

В возрасте 14 лет у автора обнаружили редкий вид рака. Сейчас он довольно легко лечится, но тогда ни у кого не было эффективных средств против этого заболевания. Эдриан прошел полный курс химиотерапии и облучения, у него выпали волосы, а от количества антибиотиков, которыми его пичкали, произошла закупорка кишечника. Организм отказывался принимать лекарства. Боль в кишечнике была непереносимая, поэтому было решено давать мальчику морфин. Автор вспоминает ощущение забытья, в котором он находился достаточно долгое время. Он как будто перестал существовать в реальном мире, мозг грезил галлюцинациями, невозможно было понять, где на данный момент находишься. 

Но каким-то образом все обошлось, и Эдриану удалось вылечить заболевание и восстановиться без существенных потерь для физического и психологического здоровья. И, хотя то время было наполнено безнадегой и страданиями, автор вынес из этого серьезные жизненные выводы: сознание — это продукт нашего мозга. Нет мозга — нет сознания. Если мозг изменен, то и сознание может находиться в измененном состоянии. 

В будущем, когда Эдриан уже стал неврологом и проводил исследования над пациентами с повреждениями мозга, эти уроки помогли ему воспринимать этих людей не как безжизненные тела, а как людей, которые оказались заложниками своих тел, но в которых, возможно, еще теплится сознание. После случая с Маурин и первым пациентом, доктор Эдриан начал всерьез работать над выявлением пациентов, застрявших в «серой зоне». И в этом он добился существенного успеха. 

Однако в случае с Маурин, у неё не удалось обнаружить признаки сознания, даже после того, как в течение многих лет были испробованы все последние исследования и наработки доктора Оуэна. Как это ни прискорбно, ученым не удалось зафиксировать, что Маурин находится в «серой зоне». В 2015 году Маурин умерла, прожив, находясь в коме, более пятнадцати лет. 

Найти человека

Как показали исследования доктора Оуэна, всего 30% пациентов, находящихся в вегетативной стадии, могут быть в сознании и пребывать в «серой зоне». Остальные пациенты, как это ни печально, находятся на искусственном поддержании жизни, т.е. их мозг не функционирует. Для обнаружения пациента в «серой зоне» автор и его команда придумала специальную методику. Они помещали человека в специальный фМРТ-сканер и задавали ему вопросы, требующие только однозначного ответа «да» или «нет». Но как человек, который не может даже глаза открыть и подать какой-либо знак, что он тут, с нами, ответить «да»/«нет»? Для этого нужно было визуализировать свой ответ, а сканер мозга показывал, ответил человек положительно или нет. Например, если ответ был «нет», то нужно было представить, как человек ходит по своей квартире или дому, подробно представлять интерьер, ходить из комнаты в комнату. Если ответ положительный, то предлагалось представить, что пациент играет в теннис. И та и другая визуализации активируют разные участки мозга, поэтому получилось так, что автор и команда как будто научились «читать» мозг пациента. 

Вопрос, который задавать сложнее всего 

Во время «интервью» вопросы задавались совершенно разные. Автор спрашивал имя пациента и предлагал варианты. Были вопросы, которые направлены на то, чтобы выявить, понимает ли человек, в каком месте и времени он сейчас находится. (Большинство исследуемых пациентов находились в вегетативной стадии уже долгие годы.) Пациентов в том числе спрашивали, хотят ли они продолжать жить в этом состоянии или нет. Удивительно, но отрицательно ответили всего 7% испытуемых, остальные же приспособились к своему состоянию и даже могли испытывать моменты радости и счастья. Поистине, возможности адаптации человека к любым условиям поражают! 

Однако вопрос, задать который было сложнее всего, не то, хочет человек жить или нет, а испытывает ли он боль. Понимание того, что пациент может ответить утвердительно, что он уже очень долгие годы страдает внутри своей «клетки», ужасно. К счастью, большинство пациентов отвечали, что у них ничего не болит и их не мучают никакие боли.

Наука идет вперед

Открытие «серых зон» — это событие само по себе невероятное. Ведь теперь мы можем кардинально пересмотреть свое отношение к людям, которые находятся в обездвиженном состоянии и не могут дать нам даже знак о том, что они все чувствуют и понимают. 

Второе важное открытие — возможность «читать» наш мозг. Автор утверждает, что за этим большое будущее и, скорее всего, эта технология уйдет далеко за границы медицины. Её начнут использовать в криминалистике, чтобы выявить преступников; в бизнесе, чтобы понять, как воздействовать на мозг клиента, что нравится покупателям, а что нет. 

Технология будет развиваться и со временем войдет в массы. Мы научимся «читать» мысли других людей, видеть то, что они думают на самом деле. Хорошо это или плохо, пусть каждый решает сам. 

Третье важное открытие, которое родилось на основе исследований доктора Эдриана Оуэна, — это нейрохирургия с применением последних технологий. Так, одному обездвижденному пациенту, находящемуся не в «серой зоне», а в полном сознании, встроили в мозг специальный чип, который считывал сигналы мозга и мог удаленно управлять роботизированным протезом руки. Этот человек мог управлять такой рукой, как своей собственной. Делать даже такие привычные действия, как чтение газеты по утрам и пить горячий кофе. 

В целом, Эдриан Оуэн утверждает, что в будущем с помощью технологий портативного сканирования мозга мы сможем полноценно общаться с людьми, находящимися в «серой зоне»: они смогут говорить с нами, мы сможем понимать их. И внедрение таких технологий уже не за горами! 

Заключение 

Книга доктора Оуэна написана простым и понятным языком. Практически отсутствуют научные термины. Однако тема, которую касается автор, открывает обширное поле для дискуссий. Затрагиваются глубокие психологические, философские и духовные вопросы, как то, что же такое сознание на самом деле? Как его определить? Это продукт нашего мозга? Если нет, то кем станет человек, если ему пересадить мозг другого? (Пока такие операции невозможны, однако дискуссии по этому вопросу ведутся довольно серьезные.) Это будет другой человек или тот же самый? 

Книга затягивает. Заставляет сопереживать автору и его пациентам. А также много думать о том, сколько нам еще предстоит открыть в области изучения человеческого сознания. 

Обзор книги «Into The Grey Zone» подготовлен

MakeRight — сервисом ключевых идей из бестселлеров литературы по бизнесу, личной эффективности, психологии и саморазвитию. 350+ материалов в библиотеке. 150+ аудио-версий. Ключевые идеи книг, которые еще не изданы на русском. 

Похожие статьи

5 вдохновляющих бизнес-историй

«Вспомнить всё» — экспресс-обзор книги Арнольда Шварцнеггера

Дневник Анны Франк — графическая версия