Летнее «Удвоение» и «Бессрочный тариф»! Удваиваем период подписки, а цены оставляем такими же!Подписаться

Наверх

Тайм-менеджмент и неврозы

Почему техники тайм-менеджмента часто не работают и приносят одно разочарование? Подробно разберём этот вопрос. К нам приехала новая книга автора международного бестселлера «Антидот» Оливера Буркемана «4000 недель. Тайм-менеджмент для смертных». 

В своей новой книге автор рассказывает о том, почему, несмотря на множество облегчающих рутину изобретений, техник тайм-менеджмента и повышения эффективности, люди страдают от нехватки времени и ощущения бессмысленности жизни.

В нашем обзоре рассмотрим несколько важных идей книги. 

Почему 4000 недель? 

Четыре тысячи недель — это примерно восемьдесят лет, средняя продолжительность жизни. Эти цифры кажутся пугающе, иррационально маленькими. Когда автор книги, Оливер Буркеман, спросил у своей знакомой, сколько, по ее мнению, составляет средняя человеческая жизнь в неделях, она предположила, что 310 тысяч. Однако это столько же, сколько существует человеческая цивилизация, начиная с шумеров. Даже если вы проживете 100 лет, то ситуация изменится незначительно — у вас будет чуть более пяти тысяч недель.

Многие философы рассматривали скоротечность жизни как определяющую проблему человеческого существования, ведь мы наделены способностью строить грандиозные планы, но у нас нет времени, чтобы реализовать даже малую их часть.

Логично предположить, что тайм-менеджмент как управление временем в широком смысле должен стать главной заботой каждого человека. Однако тайм-менеджмент сегодня представляет собой набор техник, выражающих стремление к эффективному выполнению большого количества задач. Изучая книги о продуктивности и управлении временем, Оливер Буркеман не обнаружил тех, в которых исследуется вопрос о мимолетности человеческой жизни. Кажется, что их авторы делают вид, будто этой важнейшей проблемы человеческой жизни просто не существует.

Как новое восприятие времени влияет на наше мышление? 

Образ мышления прошлого ограничивал возможности человечества. Понадобилось средство для координации действий большого количества людей — так появились первые механические часы. Скорее всего, они были изобретены средневековыми монахами, которым нужно было найти способ сообщать большому количеству людей о точном времени начала молитвы. За изобретением и распространением часов пришло видение времени как абстрактной вещи с независимым существованием. Из абстрактного понимания времени возникло отношение к нему как к ресурсу, который можно использовать эффективно или неэффективно, покупать и продавать, подобно другим ресурсам. Теперь мы воспринимаем деятельность как некую сущность, которую мы размещаем в контейнерах, соответствующих определенным временным периодам. Когда деятельности слишком много, она не помещается в контейнеры, мы чувствуем себя занятыми. Когда деятельности слишком мало, нам становится скучно. От умения «заполнять контейнеры» зависит наша самооценка. Если нам удается хорошо и своевременно заполнять контейнеры, мы себя хвалим, если пропускаем незаполненными — стыдимся, чувствуем, что потратили время зря.

Понятия времени и жизни разделились в сознании людей. Буркеман указывает, что именно этот сдвиг служит предпосылкой для всех методов тайм-менеджмента. Восприятие времени как ресурса и связанное с этим давление заставляют считать, что выход в том, чтобы стать более эффективным и работать усерднее. Вскоре чувство собственного достоинства начинает определяться тем, как вы используете время.

Однако такое отношение ко времени заставляет играть в игру, в которой невозможно победить. 

Что общего у тайм-менеджмента и невроза? 

Сам автор долгое время был фанатом продуктивности, использовал специальные инструменты и приложения. Но он стал замечать, что из-за них только больше нервничал и чувствовал себя все несчастнее. Парадоксальным образом осознание того, что он следовал бесполезной стратегии достижения душевного покоя, сразу же принесло ему спокойствие. Причина, почему методы продуктивности были обречены на провал, заключалась в том, что автор использовал их, чтобы получить чувство контроля над своей жизнью, которое всегда оставалось вне досягаемости. Навязчивая идея продуктивности была замаскированной попыткой решить эмоциональные проблемы, защитой от неопределенности жизни.

Крайне неприятно осознавать, что всего в жизни мы не успеем, что у нас в запасе осталась в лучшем случае пара тысяч недель жизни, что мы не всемогущи и что мы не успеем многое из того, что считаем очень важным. Проблемы со стратегиями продуктивности не в том, что они не выполняют заявленную задачу, а в том, что они способствуют этому побегу от реальности. С их помощью мы стремимся убежать от болезненной правды жизни, поддерживая иллюзию, что все возможно, что наши возможности безграничны, что можно соблюдать идеальный баланс между разными сферами жизни.

Несмотря на все планы, инструменты и методы, человека будет преследовать постоянное беспокойство, мешающее полноценной жизни. 

Есть ли выход? 

Изучая тему, Буркеман пришел к выводу, что существует парадокс ограничений: чем больше вы пытаетесь управлять своим временем с целью достижения чувства полного контроля и свободы от ограничений, тем более напряженной, пустой и разочаровывающей становится ваша жизнь. И наоборот: принятие конечности и ограничений делают жизнь более осмысленной и радостной. Осознание ограничений вызывает временный дискомфорт, но в долгосрочном плане это более здоровая стратегия.

Почему мы рекомендуем обязательно прочитать новую книгу Оливера Буркемана? 

Для людей, серьезно интересующихся философией, идеи книги Оливера Буркемана о принятии конечности жизни, о трудном выборе, о горькой правде, от которой мы постоянно бежим, не станут открытием. Однако автор и не позиционирует свою работу как серьезный философский трактат. Эта книга рассчитана на массового читателя, в ней удачно сочетаются легкий стиль изложения, юмор, истории, личные наблюдения автора. 

В предыдущей книге («Антидот») автор с критических позиций исследовал тему счастья и позитивного мышления, а в новой книге исследует одержимость продуктивностью и планированием. Обе книги объединены похожими темами и схожими выводами. Идеалистические попытки быть счастливыми обречены на неудачу, как и попытки все подчинить плану. Пытаясь быть счастливыми, мы становимся несчастными, желая снизить беспокойство с помощью планирования и попыток всем управлять, мы лишь изводим себя и становимся более тревожными. Помогает реалистичное признание своих ограничений и конечности жизни. В этом контексте книга Оливера Буркемана становится пособием по экзистенциальному тайм-менеджменту, то есть книгой об управлении временем с учетом осознания конечности человеческой жизни и ее ограничений. Вывод парадоксален — чтобы хорошо управлять временем, нужно практически все отпустить, то есть отказаться от попыток управления. Время — это не то, что у нас есть, время — это и есть наша жизнь. И над ней у нас совсем мало власти. Перестав гнаться за постоянством и безопасностью, принимая неопределенность жизни и тот факт, что мы практически ничего не успеем за свой короткий век, мы можем прийти к более разумным отношениям со временем, к здоровой продуктивности в долгосрочном плане.

Понравилась статья?

Отправьте небольшой донат на развитие сервиса (≈ 1 $). Или оформите подписку и получите доступ к более чем 700 книгам по бизнесу, науке и саморазвитию. Спасибо! ♥

Похожие статьи

Депривация сна и влияние на депрессию

«Удвоение» и «Бессрочный тариф»

Тирания глупости