360+ материалов в библиотеке. 160+ аудио-версий. Идеи книг впервые на русском. Присоединяйтесь к подписчикам!Оформить подписку

Наверх

Стать собой

В книге «Как я стал собой» американский психотерапевт и писатель Ирвин Ялом подводит итог своего профессионального пути и рассказывает о долгой и плодотворной жизни, наполненной глубоким смыслом.

Книга содержит 10 главных идей. В нашем экспресс-обзоре мы рассмотрим две из них. 

Идея 1. В старости многие наши юношеские убеждения видятся в другом свете

Ялом даже с высоты своих немалых лет с обидой вспоминает свои отношения с матерью, в которых, как ему казалось, с некоторых пор не было никакой теплоты. Особенно его обидело, когда у отца, которого маленький Ирвин нежно любил, случился сердечный приступ, а мать, то ли от страха, то ли от желания побольнее его за что-то наказать, сказала ребенку, что это он убивает папу. Отец не умер, семейный доктор сделал ему укол и успокоил мальчика. Но отношения с матерью так и не наладились.

Позднее, когда у Ялома уже были свои пациенты, одна из них рассказывала ему о своих сложных отношениях с дочерью-подростком и говорила о том, что она очень хочет, чтобы дочь ушла. Неважно куда — но чтобы в доме ее больше не было. У пациентки по имени Роза была бурная молодость, когда она уделяла дочери мало внимания, но потом она попыталась искупить свою вину, пытаясь наладить контакт. Дочь на контакт не шла и от семейной психотерапии отказалась. Тогда у Розы и возникло это единственное желание — не чтобы у дочери была счастливая жизнь или хорошее поведение, а чтобы она исчезла из жизни матери.

Ялом представляет, что, наверно, таким же было желание и его собственной матери, хотя, кроме невоздержанности на язык и неумения выразить свои чувства, ее было не в чем упрекнуть. Она заботилась о детях, любила мужа, но обладала сильным и тяжелым характером, которому не мог противостоять отец. Родители Ялома не были образованными людьми, но сделали все, чтобы дети смогли получить образование.

Ялом всю жизнь был обижен на мать, хотя и старался быть хорошим сыном. Однако, как бы ни были сложны их отношения, именно мамину реакцию Ялом представлял, когда собирался совершить какой-то значимый поступок. И только недавно, на склоне лет, он стал думать о том, что почти никогда не говорил ей теплых слов, не старался сделать что-то для нее приятное. А ее скорбь после смерти отца показала, что она глубоко любила своего мужа, как, без сомнения, любила и двоих своих детей.

В юности Ялом не хотел приобщаться к иудейской религии и культуре — он, хоть и прошел через бар-мицву по настоянию родных, не мог ни выучить иврит, ни запомнить все законы кашрута, да и не интересовался этим. В старости он представил себя собственным психотерапевтом и при беседах с собой пришел к выводу, что его непростые отношения с родителями выросли вовсе не из их черствости, а потому, что он боялся быть евреем — многие его родственники с трудом уцелели в Холокосте. Родители хотели, чтобы их сын, которому учителя прочили большое будущее, добился успеха в большом мире, далеко выходившем за границы их собственного. Но это означало и потерю выросших детей. И они сознательно пошли на такое отчуждение. Пусть ребенок уйдет в большой мир, оторвется от родителей, которых перерос, а они помогут ему, пусть даже ценой близости.


Идея 2. В любом возрасте нужно оставаться открытым для новых идей

В свое время молодой врач Ялом сам был сторонником новых методов в психиатрии, отвергая устаревший подход к лечению, который считал слишком формальным и консервативным. С возрастом он стал замечать консерватизм и за собой.

Почти 15 лет он был руководителем группы терапевтов-практиков в Сан-Франциско. Когда группа была еще молодой, они приняли новичка-психиатра, женщину, которая вела пациента по телефону. Ялома тогда страшно возмутила эта методика. Как можно полагаться только на звук голоса больного, а как же мимика, внешность, одежда, рукопожатия, создающие доверительность в отношениях с врачом? Он долго спорил с женщиной-психиатром (ее фамилия не упоминается), уверяя, что больных можно лечить только лицом к лицу. Однако женщина была тверда, у нее хватило характера настоять на своем, чему Ялом впоследствии был очень рад, — ведь этот метод дал хороший результат.
Ялом пишет, что несколько лет назад и сам получил письмо от пациентки с просьбой о сеансах психотерапии по Скайпу — она, стремясь забыть неудачный роман, нарочно уехала в глушь, где не было никакой психиатрической помощи. К тому же она совершенно не хотела общаться лицом к лицу. Ялому никогда не доводилось использовать Скайп в своих сеансах и он испытывал понятную неуверенность, но все же пошел ей навстречу (о чем, как он лукаво признается, до сих пор не проговорился ни одному из своих коллег). Терапия по Скайпу длилась год, дала хорошие результаты, и пациент, и врач могли видеть лица друг друга, и ощущения, что они находятся на противоположных концах света, ни у кого из них не возникало. После этого Ялом начал практиковать видеотерапию, отказываясь только от тяжелых больных, которым нужны соответствующие препараты.

Однажды Ялом услышал о текстовой терапии, когда врачи и пациенты общаются при помощи СМС или мессенджеров. Это показалось ему смехотворным, а таких врачей он считал шарлатанами. Но однажды Орен Франк, основатель программы TalkSpace, предлагающей онлайн-терапию, пригласил его для консультации психотерапевтов. Ялом, хоть и был шокирован, но согласился. Поначалу он не представлял, как люди, которые никогда не видели друг друга и общались только по переписке, могли плодотворно работать. Он не представлял себе и групповую терапию подобным методом, но из любопытства решил посмотреть и поучаствовать.

Групповая терапия действительно была неудачной и от нее вскоре отказались. Зато с индивидуальной была совсем другая картина, и Ялом согласился за ней наблюдать. Сначала клиенты могли только отправлять и получать тексты за небольшие ежемесячные деньги. Постепенно в ней появлялось все больше психотерапевтов, расширялся спектр услуг, аналоги появились и в других странах, в том числе в Китае. Вскоре к текстотерапии добавились видеоконференции, и Ялом решил, что после этого интерес больных к тексту пропадет. Но оказалось, что большинство предпочитает именно этот вид терапии с безликим врачом, не нуждаясь в видео- или аудиоконтакте. Кроме того, при таком виде лечения очень удобно отслеживать ведение больных и их прогресс. И Ялом пришел к выводу, что умелый врач в текстовом подходе к больному может сделать гораздо больше, чем психотерапевт с формальным подходом, хоть и встречающийся с больными лицом к лицу, но при этом ни на шаг не выходящий за рамки инструкций.


Заключение

Вслед за Бродским Ялом может повторить: «Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной». И как Бродский, он испытывает благодарность — за свою работу, за долгие счастливые годы с любимой женой, за детей и внуков, за счастье быть полезным многим людям. Как часто повторяет он сам, цельная и осмысленная жизнь делает наш уход менее пугающим и болезненным.

Книга не дает конкретных психологических рекомендаций, но это не просто набор воспоминаний знаменитого пожилого психотерапевта, много повидавшего и испытавшего. Она проникнута любовью к жизни и к людям. После ее прочтения остается светлое и теплое чувство к автору.


Обзор книги подготовлен

MakeRight — сервисом ключевых идей из бестселлеров литературы по бизнесу, личной эффективности, психологии и саморазвитию. 350+ материалов в библиотеке. 150+ аудио-версий. Ключевые идеи книг, которые еще не изданы на русском.

Читайте спринт «Становясь собой», чтобы узнать все ключевые идеи книги Ирвина Ялома «Как я стал собой». 

Похожие статьи

10 удивительных фактов о Nutella, которые вы могли не знать

«Внутри серой зоны» — обзор книги доктора Эдриана Оуэна

Airbnb: 5 любопытных фактов о компании