Наверх

Популизм во власти

Президент-популист легко может очаровать народ, но сам при этом теряет понимание границы между вымыслом и реальностью.

Чавес еще в начале своей армейской карьеры проникся левыми идеями, неприязнью к США и их политике в Латинской Америке, был поклонником кубинской революции, социализма и социальной справедливости. Вместе со сторонниками он готовился к перевороту почти 15 лет. После неудачной попытки его отправили в тюрьму. Но в глазах венесуэльцев он тут же стал знаменитостью, спасителем страны и новым Боливаром.

Через 3 года он освободился и в 1998 году баллотировался в президенты. Он обещал новый путь развития, более справедливый, и призывал отказаться от недавнего прошлого, обратившись к далекому, — к тому, в котором жил Боливар. Он обещал вернуть золотой век Венесуэлы, совершить боливарианскую революцию, вернуться к былому величию, которого на самом деле никогда не было.

Это было точное попадание в настроение народа. Даже влиятельные люди в правительстве поддерживали Чавеса: помогали ему с выступлениями, снабжали деньгами, обеспечили доступ к СМИ. Они считали, что могут справиться с деревенщиной, которая под их присмотром исправит то, что плохо работает. Однако они явно недооценили обаяние Чавеса.

Чавес был избран президентом. С его подачи была написана новая конституция. И хотя она мало чем отличалась от старой, это был символ новой жизни. Чавес всегда носил миниатюрное издание новой конституции в нагрудном кармане и доставал, когда выступал по телевидению. А это происходило регулярно. В 2000 году он выступал в еженедельном воскресном телешоу «Привет, президент», где каждый мог позвонить ему и задать вопрос.

Однако шоу «Привет, президент» было не более чем шоу, потемкинской деревней, созданной для Чавеса и его зрителей, показывающей действительность более процветающей и вдохновляющей, чем на самом деле. 

В 2011 году у Чавеса обнаружили рак. Это заставило его поторопиться: он все больше вкладывал в строительство жилья, раздавал или продавал по мизерным ценам бытовую технику, вручал семьям ключи от их новых домов. Его проекты были все масштабнее. Он финансировал строительство новой железной дороги и хотел успеть прокатиться на поезде. Дорога еще не была готова: были только рельсы со шпалами, но отсутствовало электричество и не было собственно поезда. Однако специально к приезду Чавеса и перед съемками очередного шоу инженеры были вынуждены пойти на хитрость: они на скорую руку собрали поезд, установили его на рельсы, зацепили тросом и тащили за этот трос, наматывая его на лебедку. Чавес радовался как ребенок, лишь удивляясь, что поезд едет на редкость медленно. Еще он удивился, что поездом никто не управляет, но ему объяснили, что он автоматический и для него не нужен машинист. Чавес пришел в восторг от технических достижений и чуда инженерной мысли.

Народ был в восторге от того, что ему показали, но это было всего лишь шоу.  

Чавес не был ни марксистом, ни социалистом. Он продолжил то, что было, но перекроил это на новый лад. Он создавал у народа впечатление, что делает что-то новое, но все было наоборот. Он хотел, чтобы Венесуэла вернулась в свое славное прошлое, которого не было, к боливарианским временам, и постоянно подчеркивал связи с этим прошлым. На деле же его правление было централизованным, власть сосредоточилась в одних руках, и для этого успешно использовались популизм и риторика о борьбе с общим для страны врагом — «мы против них».

Уже тяжелобольным Чавес выиграл выборы 2012 года. Но у власти он оставался всего 2 месяца. 8 декабря он в своем шоу сообщил, что его состояние ухудшилось и он едет на Кубу для экстренной операции. Он обратился к нации, прижав к груди маленькую книжку — конституцию, и сказал, что просит их избрать президентом Николаса Мадуро в случае его смерти. После операции Чавес прожил еще несколько месяцев, номинально оставаясь президентом, но к власти уже не вернулся. Его сменил Мадуро.

Об истории коллапса Венесуэлы читайте в нашем спринте «Внутри коллапса Венесуэлы». 

Похожие статьи

Секрет нашего старения

География, которая формирует политику стран

Что влияет на пластичность мозга