Летнее «Удвоение» и «Бессрочный тариф»! Удваиваем период подписки, а цены оставляем такими же!Подписаться

Наверх

Как эмигранты добиваются успеха

Прочитайте увлекательную историю о том, как кофейный король Джеймс Хилл делал свои первые шаги на пути к богатству и независимости. 

Прибыв в Сальвадор, Джеймс Хилл направился в город Сонсонате у подножия вулкана Исалько. Это был идиллический городок, сильно контрастирующий с Манчестером, где вырос Хилл. Глинобитные домики с черепичными крышами были окружены пальмами и деревьями какао. Нигде не было видно нищих, как в Англии, жители говорили на чистом английском языке, женщины модно одевались и умело поддерживали светскую беседу.

Хилл снял комнату в центре города и приступил к работе: забирал партии текстиля из порта и возил их по железной дороге и на повозках на продажу в Сонсонате и его окрестности. В Сальвадоре и без него хватало торговых агентов текстильных фирм, все они конкурировали между собой, а латиноамериканские покупатели хотели лучшего. Поэтому, чтобы продать товар, нужно было сначала расположить к себе потенциального заказчика: говорить с ним о делах, политике, семье, пока он не проникался симпатией к торговому агенту, что могло привести к покупке без торга.

Джеймс Хилл прибыл в Латинскую Америку в удачный момент, когда появилась возможность расширить кофейный бизнес в Сальвадоре. В других регионах ряд событий сильно его осложнил. Одним из них стал так называемый золотой закон об отмене рабства в Бразилии. Он перевернул основы бразильской экономики, основанной на рабском труде.

На кофейных плантациях трудились сотни тысяч рабов, но теперь невозможно было сделать их труд принудительным.

Бразильские плантаторы попробовали заместить рабов трудовыми мигрантами из Европы, но потерпели неудачу: наемные рабочие отстаивали свои права и нарушения трудовых контрактов, а в случае чего обращались в свои консульства за защитой. Те же проблемы возникли у гаитянских плантаторов, где кофейные плантации пришли в упадок после отмены рабства и свержения французского колониализма.

Джеймс Хилл перебрался в Санта-Ану, открыл портновскую мастерскую, торгующую тканями из Европы, и женился на дочери влиятельного местного помещика Берналя, получив в приданое кофейные плантации.

У пары родилось две дочери — Алисия и Мария, и сын Хайме (испанский вариант имени Джеймс). Глава семьи решил всерьез заняться кофейными плантациями. Он читал все, что мог найти, о кофе, о работе плантаций, тщательно изучал местное законодательство.

Он так хорошо вник во все юридические тонкости, что ему часто платили за консультации его собратья-плантаторы. Это было очень важно: с помощью закона можно было получить доступ к земле, пригодной для плантаций, привлечь для работы на них людей, потерявших собственную землю, и опереться на полицию в случае конфликтных ситуаций. Но одну проблему закон решить не мог: людей невозможно было заставить работать на кофейных плантациях.

Прежде чем кофейные деревья начнут хорошо плодоносить, должно пройти 5–7 лет. Через примерно 5 лет на деревце распускались первые цветы, похожие на белую розу. Когда лепестки опадали, появлялась зеленая ягода, по мере созревания краснеющая до темно-вишневого цвета — сигнал, что плоды готовы к сбору. Только тогда плантатор мог расслабиться, убедившись, что его труды окупились.

В ожидании плодов Хилл построил кофейную мельницу в долине и назвал ее Лас Трес Пуэртас. Он вырос среди мельниц Манчестера, и теперь у него появилась собственная.

Понравилась статья?

Отправьте небольшой донат на развитие сервиса (≈ 1 $). Или оформите подписку и получите доступ к более чем 700 книгам по бизнесу, науке и саморазвитию. Спасибо! ♥

Похожие статьи

Визуальное вдохновение

«Удвоение» и «Бессрочный тариф»

Магия слов