Наверх

Боль приносит миллиарды

В 2021 году вышла книга журналиста и писателя Патрика Радден Кифа «Империя боли», которая практически сразу стала бестселлером по мнению многих авторитетных изданий, таких как Washington Post и Boston Globe. В своей книге автор распутываает шокирующий клубок интриг и жажды наживы одной из самых влиятельных семей в США. Саклеры владеют крупнейшим фармацевтическим бизнесом с годовым оборотом в несколько миллиардов долларов. В книге автор описывает, как изначально благие намерения семьи нести здоровье в массы с помощью относительно недорогих лекарств, в итоге обернулись катастрофой. В погоне за прибылью компания разработала препарат, который вызывал сильную зависимость и на который подсадила миллионы жителей США и других стран. Сегодня расскажем краткую историю разработки препарата и о том, как такое вообще стало возможно в XXI веке. 

Нужно эффективное и быстрое болеутоляющее

Морфин эффективно облегчал боль, но врачи неохотно выписывали его больным, не страдающим онкологическими заболеваниями, даже при острой боли. Они боялись возникновения наркозависимости — морфин вызывал привыкание, и его назначали в самых тяжелых случаях. Даже пациенты и их близкие боялись, если врач выписывал им препарат с добавлением морфина — это выглядело как смертный приговор.

Продажи MS Contin, препарата, разработанного компанией Саклеров, шли, но день, когда истечет патент, должен был рано или поздно наступить. Тогда препарат столкнется с конкуренцией более дешевых дженериков. Ричард Саклер и его команда задумались о новом препарате, с тем же продленным принципом действия. Что, если вместо морфина использовать оксикодон, производное опиоидов?

На сцену выходит Оксиконтин

По своей химической структуре оксикодон был еще одним опиоидом, родственным морфину и героину, но более мощным, чем морфин. Его тоже использовали в болеутоляющих под названием перкодан и перкоцет, но в небольших количествах, с добавлением аспирина и ацетоминофена. В таком виде им невозможно было злоупотреблять из-за токсичности добавок. Но если выпустить оксикодон с системой Contin, он будет медленно просачиваться в кровь, как и морфин до этого, и не вызовет привыкания. Так было в теории.

MS Contin хорошо продавался, но в основном его прописывали онкологическим больным. Что, если создать обезболивающее и для других случаев — боли при остеохондрозе, артрите, фибромиалгии? Purdue, фармацевтическая компания Саклеров, решила расширить применение нового препарата с названием оксиконтин для любой хронической незлокачественной боли. В этом случае прибыль была бы астрономической.

К делу подключаются маркетологи

Проведя маркетинговое исследование, команда Purdue пришла к выводу, что многие врачи считают оксикодон слабее морфина. У него не было пугающей репутации, а значит, он мог бы подаваться как относительно безопасная замена морфина. В начале ХХ века Bayer выпускал героин как альтернативу морфию, якобы без побочных эффектов, хотя он был более мощным и вызывал такое же привыкание. Оксикодон был вдвое мощнее морфина, но у большинства врачей было неправильное представление о нем, в основном из-за перкодана и перкоцета, где он был смешан с аспирином и парацетамолом.

Саклеры организовали международную конференцию онкологов в Торонто в 1984 году, где врачи высказывали мнения, что опасность морфина сильно преувеличена, что он не вызывает привыкания у тех, кто получает его по медицинским показаниям. В речах выступающих часто упоминался MS Contin в самом благоприятном свете. Помимо прочего, многие из них утверждали, что опасность опиоидов сильно преувеличена, а польза преуменьшена. Да, они вызывают зависимость, но только у тех, кто в принципе склонен к зависимости.

После этой конференции и благодаря поддержке многих авторитетных врачей медицинское сообщество перестало опасаться опиоидов, количество рецептов на препараты с морфием многократно выросло к концу 1980-х годов.

Мог возникнуть вопрос, вызывает ли оксиконтин зависимость, с которой придется впоследствии бороться. Purdue должна была бы провести тесты на аддиктивные свойства своего нового препарата, но она этого не сделала. Тем не менее компания утверждала, что покрытие Contin на чистом оксикодоне устраняет риск зависимости практически полностью. Лекарство якобы обладало огромной болеутоляющей силой, но без побочных эффектов. В свое время то же самое думали о героине.

Сначала оксиконтин, как и MS Contin, согласно предписанию FDA, выписывали только онкологическим больным. Но Ричард Саклер с командой нашли в FDA своего человека, Кертиса Райта, и после его одобрения спектр применения таблеток расширился. Кертис Райт вскоре покинул свой пост и перешел на работу к Саклерам.

В 1995 году FDA одобрило использование оксиконтина при умеренной и сильной боли

Ричард, Рэймонд и Мортимер, подобно Артуру в свое время, провели агрессивную рекламную кампанию. Purdue расширила свой отдел продаж. Каждого торгового представителя обучали инструкторы, его тренировали для профессиональных бесед (хотя большинство торговых агентов не имели никакого медицинского образования), вручали медицинские брошюры с описанием оксиконтина. Целью торговых агентов было убедить врачей назначать оксиконтин при любой сильной боли. Кроме того, Purdue оплачивала тысячам практикующих врачей участие в семинарах, на которых они расписывали достоинства оксиконтина. Если врач уже лечил пациента другим обезболивающим, в том числе MS Contin, его убеждали перейти на оксиконтин. Рекламой препарата были забиты медицинские журналы, довольных пациентов показывали по телевизору. Врачей убеждали в безопасности оксиконтина при помощи медицинских брошюр, написанных врачами, которым платила Purdue.

Успех

С 1996 по 2001 годы число рецептов на оксиконтин в США выросло с 300 тысяч до почти 6 млн. Оксиконтин приносил Purdue Pharma по $1 миллиарду в год, сделав Саклеров одной из богатейших семей США.

Похожие статьи

Основные ошибки стартапов: на ранних и поздних стадиях

Книжные новинки сентября 2021

Почему мы верим в чушь